История клубной музыки в 10ти треках. Часть 5: нью-рейв и хардкор

1) Nu-Rave:

И напоследок о мифах. О, наш сладкий и наивный «сон в летнюю ночь». Nu rave! Как много в этом слове. Как быстро его не стало! Сегодня, спустя 5 лет, слушая в студенческих клубах ремикс Dj Rich-art на “We are your friends» особенно отчетливо понимаешь, что никакой революции не было вовсе. Нас как всегда обманули!

Klaxons — Atlantis To Interzone

Нью-рейв – явление не музыкальное. Ходит легенда, что сам термин «как бы в шутку» придумали главные герои жанра группа Klaxons. Но слабо верится. Термин «нью-рейв» — это очередной (здесь подумаем…да! скорее удачный) маркетинговый ход британского журнала New Musical Express. Это искусственное заполнение пустоты, отрицание мысли об отсутствии признаков времени. Как однажды заметил киевский Dj Mavr: «Зафукали электроклэш, не успев найти ему замену. Вместо этого родили новый ярлычок — нью-рейв». Так оно и было. В Америке топорную связку слов «электро-рок» заменили «диско-панком», в Британии все вдруг резко соскучились по ранним альбомам The Prodigy, полюбили американский «диско-панк» и немецкий-тире-скандинавский электроклеш заодно. Получился нью-рейв. Новый танцевальный глэм, teen spirit в моде, культ неона и прочих светящихся материалов. Тоска кибернетиков по пыльным рейвам 90-х, заложенная генетически или навязанная прессой. «Люди сверху», стоит полагать, придумывая подобные термины, тосковали всерьез. На пару лет им все-таки удалось оживить монстра, но дальше история пошла своим путем.

Группа Klaxons сдалась сразу после первого альбома, предпочитая называть себя вестниками нового психоделического рока. В этот раз, даже оголтелые фанаты лишь сожалеющее улыбнулись. Лейбл Ed Banger, явив миру первый альбом Justice, похоже до сих пор бурно и с размахом празднует свой успех…С тех пор достойных релизов здесь больше не было. Boys noise сегодня работает со Scissor Sisters, Shitdisco просто пропали из виду. Даже куда более серьезные и основательные проекты вроде LCD Soundsystem прекратили свое существование. Нью-рейв-ди-джеи остепенились и перешли на Uk funky или архивное диско. Особо смышленые докопались до балеарика. Сегодня им немного стыдно за свой наивный порыв. Многие блоггеры удалили свои самые ранние записи, где сплошь и рядом хвалили деревянное электро the Bloody beetroots или блендер-хаус высокомерного придурка Sebastian.

Miss Kittin & The Hacker — 1982

Хотя, стоит признать, в период с 2006-го по 2008-й год было записано достаточно хорошей музыки, которая по ведомству проходит в уничижающей ее графе нью-рейв. Те же Simian Mobile Disco или Does it offend you, yeah? местами давали жару похлеще The Chemical Brothers. Что касается истоков, то здесь, как вы поняли проще указать имена критиков журнала NME. Или, для отмашки, «Atlantis to Interzone» все тех же Klaxons. Но мы можем копнуть и глубже. Если рассматривать нью-рейв, как компромиссный для танцпола ребрендинг электроклеша, то стоит поискать первые записи Client или Miss kittin в компании с Hacker-ом. И здесь мы тоже не увидим дна. Электроклеш возник на почве любви немецких продюсеров (Dj Hell, опять же Miss kitin) к берлинской spacesynth-волне середины 80-х годов. Именно здесь рождалась самая холодная и отрешенная музыка из той, что с помощью одних лишь синтезаторов вела борьбу с вездесущим гедонизмом. Наиболее убедительно это удавалось маргинальной поэтессе Анне Кларк, которая декламировала свои лозунги под сжимающие сердце электронные пассажи своего безымянного напарника. Возьмем, хотя бы ее «our darkness». В конце концов, сможем убедиться в том, что итальянец Benny Benassi куда хитрее, чем, кажется.

Anne Clark — Our Darkness

2) Hardcore

Вот мы и подошли к разъяснению причин и следствий в рождении самого спорного и неоднозначного стиля электронной музыки. Ladies & Gentlemen, поприветствуем…хардкор! Странное недоразумение, величественная религия и кость в горле музыкального бизнеса. Сегодня об этом стиле мы вспоминаем как об одном из странных явлений прошлого, вроде пейджеров, азиатских боевиков или моды на «качалки». Тем не менее, хардкор до сих пор существует. Более того, некоторые умудряются делать на нем деньги. Но вернемся к истории, которая если быть точным, закончилась в 1995 году. А началась пятью годами ранее…

Mescalinum United — We Have Arrived

Мировая столица хардкора – это Нидерланды. А точнее город Роттердам. Именно здесь образовалось мощное и по сей день главенствующее комьюнити под названием Masters of Hardcore. Изначально это была группа с аналогичным названием. Ребята просто искали себя, делали первые шаги в написании музыки на самой заре рейв-культуры. Смелые эксперименты под влиянием алкоголя и общедоступных наркотиков привели их к неожиданным результатам. Традиционное американское техно с задранным до предела питчем (от 130 они разгоняли до 160 ударов в минуту), бас-бочка пропущенная через дисторшн – и вуаля! Новый обескураживающий стиль невиданно экспрессивной музыки. Местная публика мгновенно прониклась свежим влиянием. Спустя всего несколько месяцев Masters of Hardcore собирали на своих вечеринках от 300 до 500 человек. Название стиля было придумано по аналогии с определением жесткого порно, хотя именно голландский экстремальный хардкор (160-300 ударов в минуту) принято называть габба. Есть множество теорий о возникновении самого термина. Габба – в переводе с голландского «друг». Именно это слово служило паролем на закрытые рейвы. В других источниках говорится о рыбе «габба», которая обитает в водах Амазонки и входит в число самых ядовитых тварей на Земле. Яд рыбы на 96% состоит из чужеродного белка, благодаря чему после попадания в кровь он превращает жидкость в жиле за 4 секунды.

Masters of Hardcore просуществовали недолго. Спустя год один из участников группы скончался от передозировки наркотиками. Его товарищи так и не смогли оправиться от удара, поэтому решили разъехаться по домам и продолжить работу самостоятельно. Ключевая фигура формации, Пол Роджер Эльстак более известный как Dj Paul остался в Роттердаме и основал ныне живущий лейбл Masters of Hardcore, под эгидой которого долгое время делал крупные рейвы. Итальянцы Massimiliano Monopoli & Gianluca Rossi основали проект «The Stunned Guys». Немец Marc Acardipane создал проекты «Ace the Space», «Marshall Masters», «Nasty DJ Ango», а также попробовал себя в стилях Транс и Хард Транс «Rave Creator» и «Tilt». Именно он нам наиболее интересен.

DJ Paul & The Stunned Guys — Confusion

Здесь опустим историю о попадании хардкора в Британию, возникновении хэппи хардкора, группы Scooter и прочих проектах, которые оставили неоднозначный след в музыке. Хардкор официально умер в 1995 году, сразу после пика своего развития. В этот год власти решили радикально свернуть вышедший за рамки дозволенного бесконечный праздник, и в дальнейшем поклонники стиля собирались лишь несколько раз в году.

Но вернемся к Марку Акардипену. Дотошный хард-диггин позволил мне выяснить странный факт. Марк участник группы Masters of Hardcore, которая появилась в 1991-м году. Но в его дискографии есть хардкор-трек We Have Arrived, который датируется 1990-м годом. Трек записан под единожды использованным ником Mescalinum united и, по мнению немногочисленных историков стиля, является началом всех начал в истории хардкор-движения.

Добавить комментарий